Жилой дом на Котельнической набережной

Жилой дом на Котельнической набережной

Как строился жилой дом на Котельнической набережной

Формально строить жилой дом на Котельнической набережной начали только по окончанию Великой отечественной войны. Одно крыло было возведено еще в 30-х годах в качестве самостоятельного строения. В дальнейшем жилой дом на Котельнической набережной стал одной из семи Сталинских высоток, возведенных на стрелке реки Яузы и Москвы-реки.

Согласно замыслам архитектора, жилой дом на Котельнической набережной на левом берегу Москвы-реки должен был обозначить место впадения Яузы в ее русло и продолжить концепцию проектируемого 400-метрового Дворца Совета. Одним из авторов проекта жилого дома на набережной был Д. Чечулин, которому было также доверено проектирование высотного здания в Зарядье. И что удивительно, государственную премию он получил не за жилой дом на Котельнической набережной, а за проект так и не построенного небоскреба в Зарядье.

Генеральный план реконструкции столицы 1935 года предусматривал возведение 9-12 этажных сооружений. Согласно проекту Д. Чечулина центральная часть дома на Котельнической набережной должна была составлять 25 этажей, что не только не вызвало протестов, а наоборот, архитектору было рекомендовано увеличить конструкцию до 26 жилых этажей без учета еще 6 технических.

Новый небоскреб, по замыслу проектировщиков, должен был просматриваться со всех наиболее значимых точек города.  Как с другими сталинскими высотками в процессе проектирования и строительства высота жилого дома на Котельнической набережной увеличивалась неоднократно. В итоге высота составила 173 метра.

Вид с набережной
Вид с набережной

В художественном плане все сталинские небоскребы и жилой дом на Котельнической набережной не исключение, являются результатом смешивания совершенно разных и не похожих архитектурных решений, названных «сталинским ампиром». Композиция дома проложила мотивы Троицкой, Никольской и Спасской башен Московского Кремля. Главный корпус здания украшен резными башенками, ажурными арками, шатровыми навершиями со шпилями и конечно, центральным шпилем со звездой.

Благодаря элементам, типичным для строений исторической части столицы, жилой дом на Котельнической набережной архитектора Д. Чечулина на набережной вписался в силуэт города. Невзирая на размеры, небоскреб на набережной отчасти гармонирует с башнями Кремля, колокольней Ивана Великого, и стенами Новодевичьего монастыря.

В воспоминаниях архитектора не мало написано о периоде уничтожения старой части города. И то же время, как писал Д. Чечулин, громадные небоскребы как раз способствовали сохранению образа Москвы. Такое утверждение совершенно не соотносится со сносом исторических памятников – Сухаревской башни, Китайгородской стены и многих других.

План реконструкции города был рассчитан на 20–25 лет, но многим номенклатурным деятелям очень хотелось его ускорить и отчитаться о выполнении. Чечулин, в своей книге «Жизнь и зодчество» описывая историю реконструкции города, часто употребляет такие слова как «мне посоветовали», «мне было рекомендовано» и т.д. Причем никогда не указывается, кто посоветовал и кто порекомендовал.

Так свои воспоминая излагали большинство деятелей сталинской эпохи, не было нужды указывать на конкретных персон, все и так знали, что необсуждаемые указания мог давать только одни человек в стране. Хотя официально куратором строительства этого строения был товарищ Берия. Иосиф Сталин лично указания архитекторам давал крайне редко. Чаще всего свои пожелания он высказывал через подчиненных. И несмотря на то что, это были пожелания, их неисполнение не сулило ничего хорошего.

Отличительной чертой всех сооружений сталинской эпохи является то, что все они напоминают большие праздничные торты. Это ярко выражено в архитектуре жилого дома на Котельнической набережной. Каждый ярус конструкции украшен многочисленными уникальными барельефами, скульптурами, обелисками и парапетами. Верх главного объема и крыльев венчает множество небольших шпилей, наверший и башенок, что придает сооружению вид огромной короны. Особенно волшебно жилой дом на Котельнической выглядит ночью, когда зажигается электричество в комнатах, и сходство с короной дополняется ярким свечением, похожим на игру света в драгоценных камнях.

Жилой дом на Котельнической набережной
Жилой дом на Котельнической набережной

Стоимость квадратного метра

Строительство жилого дома на Котельнической набережной для элиты обошлось государству в весьма внушительную сумму. Себестоимость квадратного метра здания составила почти 5,5 тыс. рублей. Конечно, не так много, как стоимость Гостиницы Ленинградская. Для сравнения в начале 50-х годов автомобиль Москвич стоил 9 тыс. рублей, а зарплата квалифицированного инженера не больше 1 тыс. рублей в месяц.

Полезная площадь жилого дома на Котельнической в силу архитектурных особенностей была очень небольшая. Средняя 40-ка метровая квартира имела 20-ти метровый балкон или веранду. Вид с такого балкона поражал своим великолепием, но сама квартира совсем не вдохновляла. При этом планировки квартир в старом довоенном корпусе были вполне обычные и практически не подверглись реконструкции. Работы над фасадом дома на Котельнической не смогли стереть разницу между довоенным и послевоенным корпусом.

В доме расположено почти 700 квартир от 2-ух до 5-ти комнатных. Для удобства в доме на Котельнической также располагались кинотеатр, магазины, кафе, почта и сберкасса. Многие из этих заведений работают и сегодня. По замыслу архитектора все социально-бытовые учреждения должны были быть частью здания, чтобы жильцам не пришлось выходить на улицу. Эта идея социально-бытового комбината в каждом доме была частью светлой идеи коммунизма, всеобщего равенства и лозунга «от каждого по его способностям, каждому — по его труду».

Уже в процессе строительства проект был немного видоизменен: высота была увеличена, а площадь основания уменьшена, что несколько вытянуло пропорции здания. Пять нижних этажей сталинской высотки облицованы гранитом и образуют монументальный цоколь.

Одним из достоинств проекта является то, что силуэт, ступеньками поднимающейся к центру, удачно вписался ландшафт города. Здание завершает формирование пространства вдоль берегов Москвы-реки и связывает улочки, ведущие к набережной Яузе.

Открывающаяся с Боровицкого моста и со стен Кремля панорама высотного здания на набережной Москвы-реки, вошла в число визитных карточек столицы. Конечно, и без того узкая река Яуза, стала казаться еще более узкой, исчезла из панорамы Швивая горка, один из холмов исторического центра Москвы.

Строительство жилого дома на Котельнической набережной велось, так же как и других советских небоскребов, силами заключенных. Неограниченные человеческие ресурсы обеспечивались ведомством Л. Берии. По мере возведения здания конвоиры все реже сопровождали строителей на верхние этажи, так как боялись «случайно» сорваться вниз. На технических этажах или подвалах еще можно встретить надписи, оставленные строителями в память о себе: «строили ЗЭКи», «10 отряд» и т.д.

Статуя на жилом здании на Котельнической набережной
Статуя на жилом здании на Котельнической набережной

Особенности квартир в жилом доме на Котельнической

В ходе возведения высотки на набережной были выявлены очень примечательные ошибки проектировщиков. Трехкомнатной квартире жилая площадь составляла всего 55 квадратных метра, а подсобные помещения еще 41 квадратный метр. Что вызвало массу возмущенных откликов со стороны руководящей элиты, которой посчастливилось заселиться в дом по адресу Котельническая набережная дом 1.

Кухня в каждой элитной квартире была оборудована новейшей техникой, которой не все жильцы умели пользоваться. Белый цвет, выбранный художниками для оформления кухни, был абсолютно не практичен и совершенно не отвечал цели создания уютной атмосферы. Белый стол, стулья-табуреты, шкаф для посуды, холодильник и эмалированная раковина создавали впечатление больничной палаты или операционной, но никак кухни, на которой можно готовить вкусный ужин.

Ванная комната, которая сама по себе являлась роскошью, была оборудована калорифером для сушки белья, умывальником с раковиной и зеркалом, ящиком для хранения белья, и шкафчиком для зубных принадлежностей, косметики и парфюмерии.

Надо отметить, что при строительстве однотипные квартиры оборудовались и оформлялись тоже однотипно, за исключением отдельных незначительных мелочей. Отделка стен и потолков, мебель в кухне и комнатах, люстры и бра – все было одинаковым. Передвигать или тем более менять их жильцам категорически запрещалось. Так как местоположение тех или иных элементов интерьера определялась не столько удобством для проживающих, сколько удобством для прослушивания.

Общепринятые «разговоры на кухне» в этих стенах были особенно небезопасны, стены были напичканы техникой, позволяющей вести тайное прослушивание, любой квартиры. Холлы подъездов больше напоминали театральные фойе. Стены отделаны барельефами из тончайшего фарфора цвета чайной розы и слоновой кости, большими люстрами с хрустальными подвесками и настенными бра, имитирующими старинные бронзовые подсвечники.

Подобное расточительство, при страшном дефиците жилья в столице, могло бы вызвать возмущение у обывателей, но восхищаться всеми бытовыми достоинствами жилого дома на Котельнической набережной Москвы-реки было дозволено только избранным.

Жилой дом на Котельнической набережной. Парадный вход в Иллюзион
Жилой дом на Котельнической набережной. Парадный вход в Иллюзион

Знаменитые советские жильцы

В советском журнале, посвященному советской архитектуре, был посвящен абзац жильцам элитного дома: «Стоит над Москвой рекой белокаменный дом, в котором живут простые советские люди – рабочие и инженеры, врачи и артисты, архитекторы и пенсионеры… Невозможно представить, чтобы где-нибудь в Америке, Англии, Франции, любой капиталистической стране правительство построило такое здание и заселило бы его рабочими и специалистами…»

Состав жильцов позволял дому на Котельнической долгое время занимать одно из важнейших мест в Москве и первое из всех сталинских высоток. В доме на Котельнической проживали известные советские деятели науки и искусства, которых с большим трудом можно было отнести к «простым рабочим».

В разные годы в этом доме проживали звезды советского кино и театра. Фаина Раневская, известная актриса, снявшаяся более чем в 30 кинофильмах и сыгравшая несколько десятков ролей в театре, одна из тех, кто отмечал новоселье в образцовом доме. Удивительная история предшествовала ее заселению. К актрисе, которой на тот момент уже исполнилось 70 лет, обратился молодой оперативный сотрудник КГБ с целью завербовать актрису. И как положено по инструкции провел с ней тонкую и деликатную беседу о работе иностранных агентов в СССР, про нехватку высококлассных агентов в КГБ и обязанность каждого порядочного гражданина помогать своей стране.

В ответ он услышал яркий монолог Фаины Георгиевны, в котором она выразила полную готовность сотрудничать, и единственным препятствием на этом поприще является тот факт, что она проживает в коммуналке и разговаривает во сне. Через месяц она расстилала скатерть в новой квартире на белоснежной кухне. А еще через месяц в органы гос. безопасности поступил донос, в котором жильцы дома выражали обеспокоенность поведением некой актрисы, проживающей в их доме. Она ночами на пролет кричит о борьбе с империалистической угрозой и о своих возможностях уничтожить всех вражеских агентов, после того как она станет внештатным сотрудником КГБ.

После такого письма на Раневской был поставлен жирный крест. Как потом выяснилось, что донос написала она сама и за две бутылки водки уговорила местного слесаря отнести его в соответствующие органы. Сама актриса пояснила свой поступок очень просто: «…дать много органам я не могу, а мало мне не позволяет совесть – проклятое воспитание!».

Соседками Раневской были Нонна Мордюкова, Клара Лучко, актриса Марина Ладынина с супругом кинорежиссером Иваном Пыреьвым, поэт Александр Твардовский, писатель Константин Паустовский, и многие другие известные представители творческой интеллигенции. Сам архитектор Дмитрий Чечулин также жил в этом доме на набережной.

В корпусе «Б» на 6-ом этаже 12 лет жила великая балерина Галина Уланова. В 2004 году в ее квартире № 185 был открыт музей, в котором сохранена обстановка и собраны ее личные вещи. Музей состоит из четырех комнат с весьма скромной обстановкой. Сохранилось огромное зеркало для постоянных тренировок. Балерина несмотря на возраст и состояние здоровья каждый день проводила у станка по несколько часов. Любимое кресло для чтения на том же месте. В спальне на тахте теплый махровый плед и рядом на тумбочке очки.

В прихожей лежит как будто забытый зонтик, а в гардеробе демисезонное пальто в клетку. По комнатам заботливо расставлены маленькие детали, создающие домашний уют. Складывается впечатление, что стоит немного подождать и Галина Сергеевна вернется в свою квартиру после очередного блистательного выступления на сцене Большого театра.

Современные актеры также с удовольствием покупают жилье в жилом доме на Котельнической набережной. Рената Литвинова российская актриса, телеведущая и режиссер соседствует с актером, музыкантом, шоуменом Дмитрием Нагиевым. Актер и писатель Ефим Шифрин даже свою книгу назвал «Дневник котельника».

Звезда на жилом здании на Котельнической набережной
Звезда на жилом здании на Котельнической набережной

Высотка на Котельнической в кино

В кинолентах советской эпохи элитный жилой дом на Котельнической набережной часто фигурирует как место жительства главных героев. В комедии «Верные друзья» Михаила Калатозова один из главных героев Академик Нестратов руководил строительством именно этой сталинской высотки, не выходя из кабинета. А его друзья детства искали его поднимаясь по строительным лесам.

Одним из знаменитых эпизодов является сцена, в которой молодые героини фильма «Москва слезам не верит» встречают никому неизвестного актера Иннокентия Смоктуновского на лестнице кинотеатра Иллюзион, расположенного в жилом доме на Котельнической. Все сцены в подъезде снимались именно в этом здании, тогда как по сюжету фильма профессор Тихомиров, проживал в высотке на площади Восстания (Кудринской площади).

В современны фильмах высотка также фигурирует как место действия. В нашумевшем телесериала «Бригада» главному герою Саше Белому и его супруге друзья по случаю свадьбы дарят квартиру как раз в жилом доме на Котельнической набережной, где в первый же день на них происходит покушение при помощи растяжки с гранатой.

Семья главного героя сериала телеканала ТНТ «Последний из Магикян» по сюжету проживает в квартире в жилом доме на Котельнической набережной.

Политические взгляды или банальное хулиганство

Не так давно жилой дом на Котельнической набережной стал известным не только в России, но и в других странах. В августе 2014 года неизвестный разместил украинский флаг на шпиле высотки и перекрасил половину звезды в желтый цвет, чтобы она соответствовала цветам флага Украины. Фотографии высотки с двуцветным флагом разошлись в журналы и газеты как в России, так и за рубежом. Российские правоохранительные органы быстро установили личность руфера, в социальных сетях выступавшего как Мустанг. Им оказался гражданин Украины, таким неуместным способом пытавшийся выразить свои политические взгляды.

В дальнейшем появилась информация, что свои фотоматериалы патриотично настроенный гражданин Украины продал известному журналу за солидный гонорар. На запрос правоохранительных органов РФ о выдаче обвиняемого в хулиганстве руфера Украина ответила отказом, сообщив, что ее гражданин выполнял ответственное специальное задание на вражеской территории и за это награжден почетным знаком отличия.

Даже с учетом произошедшей неприятности, жилой дом на Котельнической набережной остается памятником сталинской эпохи и большой советской архитектуры.

Жилой дом на Котельнической набережной ночью. Салют
Жилой дом на Котельнической набережной ночью. Салют

Комментарии

Уведомление
avatar
Дима

Органы установили? Он сам признался, а не органы установили. Органы арестовали и кололи совсем посторонних.

wpDiscuz